Rambler's Top100


Опросы  





  • тактическое снаряжение
  • 27.07 17:56   Полина Лимперт MIGnews.com

    Леонид Каневский: "О другой профессии некогда было думать"

    Никому не надо представлять знаменитого "русско-израильского" артиста Леонида Каневского. Все прекрасно помнят и легендарного майора Томина из сериала "Следствие ведут знатоки", и галантерейщика Буонасье из телефильма "Д'Артаньян и три мушкетера", и хозяина аптеки, который "упаковывал" драгоценности в гипс, в фильме "Бриллиантовая рука", и многих, многих других персонажей, сыгранных талантливым актером.

    Какую бы роль ни играл Каневский, она запоминается - из-за совершенно неповторимой, ярко выраженной характерности, которой обладает актер.

    Теперь в ряду этих образов появится новый - Гарри Бендинер, роль которого Леонид Каневский сыграет в спектакле "Поздняя любовь" израильского театра "Гешер", в теплой компании замечательных российских звезд - Клары Новиковой и Андрея Урганта. То, что режиссером спектакля будет главный режиссер театра "Гешер" Евгений Арье, обещает постановке успех и долгую жизнь на сцене.

    - Опять "Гешер" ставит Башевиса-Зингера - давно любимого театром автора. "Поздняя любовь" - что для вас этот спектакль и что для вас эта роль?

    - Чем может быть для артиста, который уже немолод, замечательная роль? Трудно в этом возрасте найти хорошую роль, потому что основной образ - среднее поколение (хотя я могу сыграть и среднее поколение). Но в пьесе есть замечательные человеческие повороты, еще более острые, более трагично-комедийные. Вообще трагикомедия - это самый высший жанр, который только может быть: в ней есть и слезы, и смех, есть ирония и есть потрясающие отношения, которые выстраиваются здесь и сейчас, на глазах у зрителя. Отношения двух совершенно одиноких людей, беззащитных, он и она - и вдруг судьба бросает их друг к другу… Это - случай, и этот случай делает их на миг счастливыми, на миг обретшими веру в то, что жизнь продолжается и все впереди… Но она не выдерживает этого испытания - изменить свою жизнь совершенно, а его ее смерть подтолкнула на то, чтобы продолжить жизнь по-другому, и это может у него получиться - с его энергетикой, с его деньгами, с его знанием жизни… Но сам характер, сам образ - замечательный! Я давно такого не играл.

    - Но у вас было что-то подобное?

    - У меня была одна похожая роль - в пьесе Нила Саймона "Весельчаки". Она называлась - "комедия". Мы играли двух стариков актеров, шоуменов… Это тоже было замечательно! Но я был тогда моложе на 20 лет, а играл 75-летнего человека. Это вот такого же плана была роль.

    - Я знаю, с этим спектаклем связана история ваших знаменитых усов. Это правда, что вы их никогда не сбриваете?

    - Да, именно тогда я отпустил усы и с тех пор не сбриваю. Была одна роль, которая требовала этого, но мы с режиссером договорились. Я чрезвычайно рад, потому что очень к усам привык.

    - Клара Новикова про эту роль и про эту работу сказала - "звезды сошлись". Вы тоже так считаете?

    - Я благодарен судьбе в лице Клары Новиковой, что она мне это предложила и Женя Арье согласился это режиссировать. Мне кажется, что этот материал, эти вот человеческие связи он умеет выстраивать, как никто другой. Это умел гениальный Анатолий Васильевич Эфрос, мой учитель. Женя от него взял это мастерство - понимание человеческих связей, вот этих вот кульбитов, которые происходят в жизни с людьми. Надеюсь, что мы это выстроим.

    - Вам ваш герой вообще близок по-человечески? Могли бы вы себя представить через энное количество лет в таком состоянии?

    - В его состоянии "затворника в скорлупе" - нет. С его миллионами - тоже нет. Вообще мой герой - миллионер и мизантроп, он не доверяет людям и трудно сходится с ними. Так что в чем-то он мне - да, близок. Но многое не совпадает в характерах. Во-первых, потому что я по-другому общаюсь с людьми - он человек более закрытый, более подозрительный, более хитрый. Но с точки зрения его иронии, его юмора, его сарказма, его понимания партнера, собеседника - это мне очень близко. Такая мудрость жизненная приходит с годами - умение где-то промолчать, а где-то, наоборот, поставить точку. Вот эти его черты мне близки.

    - Звучит ли в этом спектакле еврейская тема? Можно ли его назвать израильским?

    - Когда мне говорят - вот израильское искусство, вот русское, вот американское... Да, есть какие-то акценты, колорит той или иной нации. Но что касается театра, роли, спектакля… Главное - качество, и если спектакль сделан, что называется, на сто процентов, то неважно, где его поставили.

    - Ваш накопленный артистический опыт подсказывает какие-то решения этой роли?

    - Конечно, опыт актерский дает много. Мой учитель Эфрос именно этому и учил - как разбираться с ролью.

    - Недавно я слышала ваш голос в передаче "Следствие вели" на канале НТВ. Что это за проект?

    - Это не только мой голос, это вообще моя программа. Мне как-то позвонили из Москвы, и американский продюсер Дэвид Гамбург, который работает в России, предложил мне этот проект. Именно мне было предложено как бы "вести" - озвучивать и комментировать - самые громкие дела советской эпохи, то есть времени, которое я прожил и которое я знаю. Я прельстился тем, что проект "Следствие вели..." должен был стать не просто документальным фильмом, констатацией фактов. В программе факты передаются через мою интонацию, видно мое личное отношение к событиям, к людям, к тому времени, к той эпохе. Мне это показалось интересным.

    - То есть вы оговорили свое право на свою точку зрения?

    - Да, это самое главное. Кто-то был осужден, кто-то еще от чего-то пострадал, кто-то был невиновен - наша программа выдвигает свою версию происшедшего, и в этом очень важно мое восприятие тех событий. Меня же зритель воспринимает как автора, рассказчика, исследователя, который сам покопался в архивах. Поэтому мне очень дорога эта программа.

    - Значит, майор Томин опять в строю?

    - Это уже не майор Томин, а артист Каневский.

    - А что с майором Томиным? Этот проект уже возобновлялся несколько лет назад. Есть надежда, что работа "знатоков" продолжится?

    - Все закончилось. Продолжение вряд ли будет. Уже было 10 лет спустя, и хватит.

    - Продолжаете ли вы общаться с вашими коллегами по съемкам?

    - Да, конечно. Когда бываю в Москве, мы общаемся. А что касается известности, то не скрою от вас, уже по приезде из Израиля в Россию выручал нескольких человек. Так что с милицией у меня связи остались нормальные. Майора Томина помнят и уважают.

    - Все-таки жаль, что сериал закончился. У "мушкетеров" ведь было и 20 лет спустя. Почему этого не может быть у "знатоков"?

    - Так это у Дюма было…

    - …к которому вы тоже имеете самое прямое отношение. "Д'Артаньян и три мушкетера" - легенда. Вы сами себе не завидуете - в каких классных лентах вы снимались!

    - Я почти все свои работы вспоминаю всегда с удовольствием, радуюсь, что молодые люди продолжают их смотреть. Это очень важно, и я этим очень дорожу. Потому что стать популярным очень легко, особенно сейчас, благодаря телевидению, а вот удержать свой человеческий и актерский авторитет - это важно. Я приезжаю в Россию. Все знают, что я живу в Израиле. Когда меня видят в России, говорят: как хорошо, что ты вернулся! А я не вернулся, я приехал работать, но постоянно-то я живу и работаю в Израиле. Это очень хорошо, что сейчас можно так – работать и там, и тут. Так весь мир жил всю жизнь, только мы привыкли, что это - проблема, вернее, была проблема - до перестройки.

    - Недавно вы снялись в фильме Павла Лунгина "Бедные родственники". Замечательный фильм, и замечательна ваша роль в нем. Он завоевал главный приз на престижном кинофестивале...

    - …И я опять-таки очень благодарен Павлу, что он нашел меня, вспомнил и пригласил, хотя мы не были знакомы с ним. Мы были на гастролях в Москве с театром, вдруг он приходит за кулисы – хотел, мол, звонить в Израиль, предложить вам сценарий, а тут "Гешер" приезжает в Москву...

    - Как говорят в таких случаях, на ловца и зверь бежит…

    - Да, наутро у меня был сценарий, я прочитал и сразу, с большим удовольствием согласился. Собралась замечательная компания, и получился очень хороший фильм.

    - Какие сценарии вы сейчас читаете? Чем порадуете в ближайшем будущем?

    - О планах - никогда. Верю в актерские приметы.

    - Вы что-нибудь делаете по дому?

    - Обожаю цветоводство. Это хобби появилось у меня в Израиле. У нас большой балкон, где я выращиваю цветы – и у меня там целые джунгли.

    - Майор Томин занимается цветоводством - это круто!

    - Да, но для майора Томина, который теперь уже может заняться частным сыском, открыть свою контору - занятие вполне уважаемое.

    - Майор Томин был популярен невероятно, и его неоднократно одаривала даже милиция. Вы их подарки храните?

    - Конечно - и фуражку, и погоны, и всякие забавные аксессуары. Так что я не порываю своей связи с майором Томиным и отношусь к нему с большой симпатией.

    - Израильский жаркий климат вас устраивает? Привыкли?

    - Я всю жизнь говорил, что человек должен жить в теплом климате. Потому что в холоде человек напрягается - мрачнеет лицо, сужаются сосуды. А в теплом климате человек расслабляется, у него появляются другие эмоции. Но, конечно, здесь бывает жарковато.

    - Вы занимаетесь актерством много лет. Осознаете ли вы, почему вы так любите свою профессию?

    - Потому что про другую не было времени подумать!

    - И последний вопрос, который должен был быть первым - вы репетируете этот спектакль в нелегкое для страны время. С одной стороны, когда говорят пушки, музы молчат. С другой - шоу должно продолжаться? Или - именно когда говорят пушки, музы не должны молчать?

    - Мы репетируем и, даст Бог, выпустим спектакль! И этим все сказано. До встречи на премьере!
    Поделиться
    Комментарии
    Все за 24 часа
    Лента новостей
    Новости партнеров
    Новости партнеров


    Знакомства
    Мы на Facebook